November 8th, 2010

Friendly

О обменах - 2

Вообще - вся эта история с обменом - требует внимательного изучения.
Для начала - сухие факты.
1 - ый этап
Тело Манвела Сарибекяна на живого Эльдара Тагиева
Об этом я уже писал.
2- ой этап
Тела Мубариза и Фарида на тело Гавруша Арустамяна.
Здесь надо отметить, что в первом случае был обмен гражданских, а во втором случае - обмен диверсантов на тело 84-летнего Гавруша, который утонул в реке, и его течением отнесло на азербайджанскую сторону.

А вот сейчас - внимание!
В Азербайджане на данный момент находятся 6 наших военнопленных и 5 гражданских, которые перешли границу с Нахичеваном.
Для ясности - у нас 2 азербайджанских солдат.
Как вам кажется, камрады, скольких из них Азербайджан вернет?
Да и еще - кто-то читал хоть что-то о формате обмена?
Обмен "всех на всех" или как?
Noga

О последней гранате и непревращении в зверей

Во время афганской войны у советских солдат стало входить в привычку носить с собой "последнюю гранату". Гранату, на которой можно подорваться, чтобы не попасть в плен.
Эта привычка была и во время нашей войны. Потому что азербайджанский плен - это тема больная. Живым оттуда возвращаются редко. А самоубийства пленных - вещь нередкая.

И вот когда я слышу разговоры о морали, достоинстве, и прочих достижениях цивилизации применимо к азербайджанской армии - меня перекашивает.
Объясню почему: я все эти темы воспринимаю очень лично. Крайне лично. Потому, что случись война, я, как офицер запаса, буду воевать. И не исключено, что попаду в плен.

И вот здесь наступает развилка. Если противник знает, что повесившийся армянский офицер вызовет эпидемию механической асфиксии среди азербайджанких пленных - то армянские офицеры вешаться сразу перестанут. И последние гранаты им не понадобятся. Наступит эра гуманизма и Женевских Конвенций.
Если же противник знает, что за меня живого или мертвого он получит своего и живого - то меня отдадут мертвым. Просто для того, чтобы во вражеской армии было на одного солдата меньше.
Это - мерзкая арифметика, камрады. Это - больная логика. Это противно, но человечество не придумало пока ничего иного.
Именно здесь проходит та линия, которая разделяет меня от поборников гуманизма, и "непревращения в зверей". Мне дороги наши пленные. Живые, а не мертвые. Поборникам чистых рук - дороги чистые руки.
И именно поэтому те, кто сегодня говорит о чистых руках, теми же чистыми рками вешает на разгрузочный жилет армянского солдата "последнюю гранату".
И ничего, кроме искренней, и немного саркастической благодарности я озвучить не могу.
DIXI